История

Село Теплое располагается в северо- восточной части Среднерусской возвышенности. В далекие времена местность была покрыта лесами: березовыми, дубовыми, орешником, переходившими в степь. Степь начиналась от поселка Ясная поляна к западу, северо- западу и далее на север так называемое Дикое поле, продолжением которого является Куликово поле. Факты перехода леса в истинную степь подтверждается дошедшими до нас названиями. Например, близ поселка Ясная поляна, есть местечко которое называется Ковыльный мыс. Там и сейчас можно найти ковыль- типичный представитель степной растительности.

Животный мир отличается разнообразием. В лесах водилось много крупной, мелкой и пернатой дичи. В наше время следы дичи остались лишь в названиях отдельных мест. Медвежья кулига, Кунья вершина, Козий лес и другие. В те времена в наших краях действительно водились медведи, куницы, козы, кабаны. Очень много было волков, зайцев и лис. На болотах было много уток, в берёзовых лесах водились тетерева, а в районе Ясной поляны передвигались стаи дроф.

Появление в Тёплом первых домов.

Скорее всего первые дома появились на Конце, где была построена первая деревянная церковь, на месте которой после пожара была построена часовня. На Конце, на пути к Кочетовке раньше было кладбище (самое старое). Крестов там теперь нет, но остались лишь надмогильные холмики.

Эти два знака служат серьезным доказательством того, что именно здесь начиналось село.

Первые поселенцы.

 Первое упоминание о Тёплом в архивах относится к 1676 г. (запись в окладных книгах), когда в селе насчитывалось 76 дворов. Это означает, что село возникло значительно раньше. В многотомном труде «Россия» издания 1902 г. Под редакцией академика Т.П. Семёнова есть упоминания о том, что в XV веке на Дону в районе нынешнего села Новоникольское ( в прошлом Самодуровка) действовала крупная шайка разбойников, грабивших проплывающие мимо купеческие корабли (струги). Казаки низовья Дона пытались уничтожить эту шайку, но их предводительница Анна, закопав сокровища, заманила сотню казаков в лес (Аннин лес) и там уничтожила. Когда против разбойников был послан крупный отряд, Анна распустила шайку,  и люди ее честью осели в Самодуровке, частью поселились в окрестных местах. Не исключена возможность, что первыми поселенцами Тёплого и были люди из разбежавшихся шаек. На эту мысль наталкивает сходство коренных фамилий Тёплого и Новоникольского ( Самодуровки): Кораблины, Овчинниковы, Паршины, Стуколовы. Видимо, фамилии определяют и ремесло первых поселенцев нашего села: Кораблины – умели ловко справляться со стругами (кораблями) и даже строить их; Овчинниковы- выделывали овчину; Стуколовы- сторожевые люди; Паршины – кузнецы, колесники ( от сочетания слов «пара шин»), Сальниковы – топили сало для выпечки свечей. Как бы то ни было, но ориентировочно в последней трети XVI века в районе нынешней слободы Бутырки поселились несколько семей, в том числе Сальниковы. Как отголосок этого давнего прошлого сохранилось название пруда (Сальников пруд), хотя никаких Сальниковых давно уже нет. Кроме указанных ремёсел жители этого времени выкорчёвывали и выжигали леса и занимались земледелием: сеяли рожь, коноплю. Было знакомо и гончарное дело ( сохранилось название урочища Лепег от слова лепить).

К концу первой половины XVII века центр населения переместился в район слободы Конец. К этому времени относится и появление названия села. Одни связывают это название с именем разбойника Теплова, якобы действовавшего в наших краях, другие- с не замерзавшими горячими ключами, которые были в те времена.

К 1690 году была построена небольшая деревянная церковь, которая сгорела в 20-х или 30-ых годах XIX века. На её месте была построена часовня. Центр села стал перемещаться в сторону перекрещения большаков и вдоль их. Возникает название улиц: Лебедянка (на Лебедянь), Тулянка (на Тулу), Белявщина (получила название за белые дома, которые белились белой глиной из Лепега)

В 50-х годах XIX века на перекрестке двух большаков была построена кирпичная церковь, которая стоит и поныне.

Село в конце XVII начале XX века.

Итак, как уже упоминалось, в окладных книгах за 1676 год в Теплом насчитывалось 76 дворов. Из них 60 дворов принадлежали детям боярским, а 16 было бобыльских. Состав населении с. Тёплого того времени дает основание полагать, что это было пограничное село военных служивых людей, охранявших в то время границы Московского государства от татарских набегов.

В 1775 году, когда Данков вошел в состав Рязанской губернии и стал затем уездным городом, в Теплом насчитывалось 144 двора. В них жили 413 душ мужского и 504 женского пола, всего 917 человек. Село имело 5659 десятин земли. В 1890 году в селе стало 366 дворов. Они имели 553 лошади, 272 коровы и другой скот. И не смотря на то, что общее число лошадей значительно превышало число домохозяйств, все же в селе было уже 112 хозяйств не имевших лошадей. После крестьянской реформы расслоение крестьян их пролетаризация прогрессировала быстро. Уже в то время каждый крестьянский двор с.Теплого не мог самостоятельно вести свое сельское хозяйство и, следовательно, что бы не умереть с голоду, хозяин его должен был искать заработок, где-то на стороне, вне своего хозяйства.

В 1912 году в Теплом было уже 480 домов. В них жили 1849 мужского пола и 1891 человек женского пола, всего 3740 человек. 179 человек занимались ремеслами и кустарными промыслами на дому. Многие уходили в рабочие к местным помещикам и кулакам, на заработки в города на фабрики или заводы.

Из промышленных предприятий в Теплом в 1880 году было 3 ветряных мельницы, 3 кузницы, 5 маслобоен, просоурошка, 3 кирпичных завода, а в 1913 году значилось уже и паровая мельница. Из торговых заведений были кабаки продуктовые и другие лавки, еженедельно устраивались базары.

Таким было Теплое в начале XX века, а предшествовали этому трагические события периода крепостничества.

1790 год. В ночь с 28 на 29 сентября запылал дом помещицы Натальи Крюковой.

По подозрению в «задушении» своей госпожи и сожжении господского дома и тело ее было, арестовано 5 человек: крестьяне- Селиверст Кириллов сын Перелыгина, Михайло Иванов сын Воробьев, Максим Захаров сын Перелыгина, дворовая женка Дарья Иванова, крестьянская Дарья Лаврентьева, девка Степанида Андреева дочь и другие. При допросах в Данковском суде крестьянка Любовь Федорова что их госпожа «чинит великие измучения и почасту наказывает», «очень лихо и бьет дворовых» - рассказывали крестьяне Аграфина Васильева, Михайла Воробьев. Так стихийно возник заговор против помещицы. В своих показаниях Максим Перелыгин признал, что они пошли в хоромы, где спала их помещица, задушили ее подушками, потом, обложив спальню и чулан соломой, подожгли.

И мужчины и женщины после жестокого наказания кнутом и вырезания ногтей были сосланы вечно в работу в Азовскую губернию в Новоднепровскую линию.

Так закончилось стихийное выступление крестьян.

А в 1905 году в России начиналась революция- первая революция эпохи империализма. Кровавая расправа царя над рабочими Петербурга всколыхнула весь российский пролетариат. В след за рабочими стали втягиваться в революционную борьбу и крестьяне. Крестьянское движение было еще стихийным, неорганизованным, слабо связанным с выступлением рабочих. Крестьяне боролись, как правило, за свои местные нужды. Их ненависть направлялась на помещиков и чиновников и проявлялась в поджоге и разгроме помещичьих имений. Крестьяне Данковского уезда и нашего села тоже были втянуты в общий водоворот событий. Уже в мае – июне 1906 году были разгромлены помещичьи имения. 27 мая 1908 года Рязанский окружной суд по делу 24 тепловских крестьян вынес приговор (на приговоре пометка: приговор исполнен 19 ноября 1908 года)

Особое присутствие окружного суда определяет: крестьянин с.Теплого, Данковского уезда Поликарпа Егоровича Ломовского, он же Плетнев, 36 лет, Михайла Петровича Паршина, 26 лет ,Илью Петровича Сячина, он же Левочкин, 32 года, и Василия Яковлевича Лычагина 30 лет лишить всех прав имуществ и заключить их в исправительную арестантское отделение на год каждого. Крестьян того же села Филиппа Петровича Пузикова 25 лет, Павла Григорьевича Степанова 33 года, Семена Васильевича Паршина 50 лет и Максима Матвеевича Сячина 29 лет лишить всех особенных прав и преимуществ и заключить в тюрьму на 8 месяцев каждого. Крестьянина того же села Тимофея Андреевича Овчинникова 20 лет заключить в тюрьму на 6 месяцев. Крестьян того же села Степана Васильевича Пузикова. 37 лет, Василия Ивановича Пузикова 28 лет, Фоку Игнатовича Разгоняева 61 год, Василия Фокиевича Разгоняева 25 лет, Егора Лаврентьевича Ломовского 65 лет, Николая Мартыновича Скрытина, он же Сонин 35 лет, Иван Ивановича Паршина 33 года, Якова Григорьевича Ломовского 51 год, Степана Андреевича Лысикова, он же Борискин 28 лет, Алексея Евтеевича Грязева, он же Егармин,60 лет на основании 1 п. 771ст. считать по суду оправданными.Крестьяне Павел Григорьевич Степанов и Филипп Петрович Пузиков отбывали наказание в Брянской уездной тюрьме Орловской губернии. Срок их заключения истек 12 августа 1909 года.

Февральские события.

Расправа с участниками первой русской революции не уничтожила свободолюбивого духа в русском народе. Ухудшила жизнь людей первая мировая война. Под влиянием революционной агитации росла ненависть к богачам, помещикам, царю. Весть свержении Николая II тёпловцы встретили с неожиданным ликованием. Они собрались у волостного правления, которое находилось тогда в помещении старого магазина. На этой сходке мужики приветствовали свержение царя. Тут же было избрано новое правление, первым комиссаром которого был Сячин Яков Исаевич. Свою ненависть к помещикам народ проявил в разгроме усадеб помещика Цимирова ( д.Секирино), Хомякова (Спешнее-Ивановка), Муромцева (Баловнево) и др. Разгрому подверглись и спиртзаводы этих помещиков. Шла борьба между беднотой и богатыми.

Весть о победе вооруженного восстания в Петрограде и первые декреты советской власти быстро облетели всю страну. Классовая борьба усилилась. Особенно она обострилась к весне 1918 года, когда стали с войны возвращаться солдаты и требовать передела земли. В ходе этой борьбы в марте 1918 года в Тёплом создается Совет крестьянских депутатов. Первым председателем его стал, по свидетельству одних сторожилов села Паршин Федор Иванович, впоследствии раскулаченный, другие называют имя лысикова Федора Максимовича. В Совет были избраны Долгополов Петр Михайлович, Разгоняев Андрей Григорьевич, Моргачев Павел Григорьевич и другие. Председателем Данковского исполкома был уроженец Тёплого Моргачев Иван Семёнович.

11 июня 1918 года ВЦИК принял декрет, на основе которого были созданы комбеды. Был он создан и в Тёплом, размещался в одном из конфискованных домов кулаков Комаревых (впоследствии там была школьная мастерская). В комитет, по свидетельству сторожилов, входили Стуколов Артём Иванович, Стуколова Аксинья Парфёновна, Степанов Иван Николаевич, Хлоповской Фёдор Павлович, Ломовская Дарья Ивановна, Моргачева Татьяна Акимовна, Стуколова Анна, Титов Филипп Васильевич, Малоросиянов Тихон Егорович, Долгополова Анастасия Ивановна и другие. Председателем был Стуколов Артём Иванович.

Комбед облагал кулаков повышенным налогом (как тогда говорили – устанавливал твёрдую). Если кулак вовремя не рассчитывался с государством, то его имущество, в первую очередь хлеб, конфисковывалось и передавалось государству. Часть конфискованного хлеба раздавалась беднякам. Комбед ведал и распределением земли. Земля давалась по количеству едоков- 24 кв.сажня ( по другим источникам 37,5 сажен).

С началом коллективизации, в конце 1929 – начале 1930 годов,создается колхоз и в Тёплом, назывался он «13 лет Октября». Первым его председателем был рабочий- двадцатитысячник из Ленинграда Воронцов. Счетоводом был Моргачев Григорий Иванович. В 1931 году колхоз стал большим и возникла необходимость его разукрупнения. Так в Тёплом появилось 5 колхозов: «Красный пахарь» - председатель Пересыпкин Василий Степанович, «Имени Ворошилова» - председатель Чураков Василий Матвеевич, «Имени Кирова» - Чепыжов Аким Фёдорович, «Свободный труд» - Моргачев Алексей Иванович, «Новый свет» - Хлоповской Андрей Михайлович. Отдельные колхозы были также и в других деревнях, расположенных на территории нынешнего Тёпловского сельского Совета: в Круглом, в Кобикове, в Новоколодязном, в Соколиках, в Ясной поляне. В дальнейшем все эти колхозы объединялись,разукрупнялись.

Хозяйство носило патриархальный характер. Основным орудием обработки почвы служила соха. В селе были предприятия по переработке сельскохозяйственной продукции. Было четыре ветряные мельницы: у Титовых, Паршиных (Алинкины), Стуколовых (Комарёвы) и Кораблиных (Пимашины). Мельница Титовых стояла на месте теперешнего табора с/х машин, около МТФ, Стуколовых на месте дед сада, Паршиных – на валах за Концом, Караблиных – за огородом на Большаке.При сильном ветре каждая мельница размалывала около 10-ти возов зерна. Сеяли много конопли из нее изготавливали и часть одежды, которая в основном была домотканой.

В селе имелось две просо – и – крупорушки: у Титовых на огороде, у Дымовых за двором. За сутки перерабатывали до 15-ти возов гречихи и просо. Маслобойки были у Паршиных(Федены), Пузиковых и Хлоповских(Исайкиных), первая стояла в лугу перед прудом, не в далеке от большого колодца, вторая – около Пузикова пруда, третья – так же около большого колодца. Конные молотилки были у Миронова Григория Ивановича, Овчинникова Михаила Васильевича, Овчинникова Гаврилы Федоровича, Егармина Петра Ивановича. С молотилками у них были и веялки. Лошадей в Теплом было 458. Одна лошадь могла вспахать за день около одного гектара земли, лошади же приводили в действие крупорушки, маслобойки и молотилки. При переработке с/х продуктов использовалась некоторая техника, появились плуги, но по-прежнему в поле преобладал ручной труд, оставались еще в хозяйствах сохи и деревянные бороны.

И это при том, что Теплое считалось зажиточным селом. По сравнению с другими оно выглядело более привлекательно. Много было кирпичных домов, но были крыты они, в основном, соломой, были дома из самана и в некоторых – земляные полы. Зимой в избе часто ночевали овечки. Телят, под печкой жили куры. Печь в доме занимала главное место и самую большую площадь. За печкой, на палатях и на самой печке спали взрослые и дети. В Теплом часто случались пожары.

В начале 30-х годов с образованием колхозов в селе появилась техника, которую присылали из Барятинской и Воскресенской МТС. У «Красного пахаря было 4 трактора ХТЗ-7, комбайн, сложная молотилка. В колхозе был собственный инвентарь: конные и тракторные сеялки, косилки, плуги, конные молотилки.

В колхозе « Новый свет было 35 лошадей, 3 трактора, марки ХТЗ-7, 10 плугов однолемешных, две косилки, одна сеялка.

В колхозе «Свободный труд, было 55 лошадей, 20 телег и саней, две- три сеялки, 10-15 человек сеяли в ручную, конная молотилка, 4 веялки. Из МТС прислали 3 трактора, один комбайн.

На территории Бутырок был колхоз имени Кирова («Загорный»). Он имел четыре трактора ХТЗ, один комбайн. На тракторах работали Логунов Василий Иванович, Лысиков Василий Иванович. На комбайне работал сам бригадир тракторного отряда Логунов Иван Яковлевич, его помощником был Сизиков Кузьма Дмитриевич, который до 70-х годов был одним из лучших механизаторов совхоза.

В колхозе «Соколики» было около двух десятков лошадей и необходимый с/х инвентарь.

Строительство колхозов, как и везде, сопровождалось раскулачиванием. В Теплом имелось значительное количество крепких, зажиточных крестьянских хозяйств. Зная о том, как поступают с крепкими хозяйствами, многие не стали ожидать, когда их выселят, и, распродав, что было можно, уехали в Москву и другие города. Трагическая судьба постигла семью «кулаков» Паршиных (братья Иван, Федор, Николай). Милиционер Ветров, сопровождавший их в Мичуринск, на Мосту через р.Дон застрелил их якобы при попытке к бегству. Иван и Николай были ранены смертельно, а Фёдор скончался от ран в тюрьме.

Кровавых столкновений, вредительства колхозам в Теплом не наблюдалось, хотя Тёпловцы славились разбойным поведением, что нашло отражение даже в названиях улиц: Нахаловка, Хваталовка и пр.

Многие жители Тёплого в 30-е годы уехали из села на стройки, особенно много переехало в Москву и Подмосковье, где возводились новые заводы и фабрики. Приезжали вербовщики, заключали договора с молодыми людьми и семейными.

Также много тепловцев работало на торфоразработках: одни ехали, чтобы заработать, других командировал колхоз.

Было очень трудно с одеждой, а работавшим на торфе выдавали обувь, одежду, ситец, сатин. Это привлекло многих молодых людей, которые стремились получше одеться, условие жизни там были труднейшие. Татьяна Сергеевна Паршина до сих пор с содроганием вспоминает эти годы. Часто обмораживались, жить приходилось в бараках, в которых отсутствовали элементарные удобства, было холодно и сыро зимой. Но девчата не унывали, ходили после работы на танцы, на «матаню, а когда началась война пришлось большую часть пути, впроголодь, добираться пешком, не зная, где проходит фронт, что происходит дома.

До Тёплого немцы не дошли, были остановлены на территории соседнего Ефремовского района Тульской области. Жители Тёплого опять покидали родной дом, защищать своё Отечество. Тёпловцы принимали участие в боях под Москвой, Сталинградом, Курском, на многих других фронтах. Многие из них были награждены орденами и медалями. Орденом Красной Звезды награжден старший сержант, участник обороны Лениграда Лысиков Тихон Дмитриевич, лейтенат Паршин Михаил Максимович, Лысиков Илья Григорьевич- рядовой, Стуколов Иван Абросимович- капитан, Титов Андрей Иванович- капитан, Лычагин Егор Михайлович, Паршин Василий Прохорович, Сячин Михаил Семёнович.

Храм Рождества Христова

С.Круглое расположено на территории Тёпловского сельсовета Данковского района Липецкой области. Первые упоминания о селе относятся к середине XVIII века, как об одном из владений прадеда известного мыслителя Алексея Степановича Хомякова - капитан-поручика Фёдора Степановича, который получил их от своего дяди Кирилла Ивановича Хомякова.

В сельце Круглом, где была небольшая усадьба Хомяковых, маленький Алексей Степанович, по некоторым сведениям, пережидал  «грозу 1812 года».

В 1850 – х годах Алексей Степанович на семейные средства решил построить в Круглом храм в память победы русского народа над Наполеоном в войне 1812 года.

Автором проекта являлся известный русский архитектор, сын тульского помещика Александр Алексеевич Авдеев (1819-1885 г.г.), автор проекта обсерватории Московского университета.

В октябре 1857 года состоялась закладка и начало строительства Христорождественского храма в селе Круглое. Из-за  сложившихся трудностей семей Хомяковых строительство продолжалось около 20-ти лет. Освящение храма состоялось 19 августа 1879 года. Построенный в византийском стиле храм был величественен. Фасад его имел необычные элементы декора. Первый ряд кирпичей над  цоколем фигурный и покрыт глазурью. Выше, через каждые 7 рядов кладки,  ряд выложен глазурованным (оплавленным) кирпичом. Необычен и портал храма, выполненный из лекального кирпича и обрамлённый двумя тонкими терракотовыми колоннами. Фуст колонны составлен изразцами, изготовленными в технике шликёрного литья. Изразцы украшены многочисленными гранями и орнаментом. Над порталом красовалась крестовидная керамическая рама – киот. Под карнизом стены храма декорированы с использованием глазурованного кирпича, орнаментом из горизонтальных ёлочных композиций и равноконечных крестов. Купол, в форме классической луковицы, венчал четырёхконечный крест, покрытый сусальным золотом.

Храм поражал своей лёгкостью и стремлением вверх, имея некоторую схожесть с жемчужиной мировой архитектуры с храмом Покрова на Нерли.

Купол и крест простояли почти до конца XX века, обрушившись летом 1997 года. Член Союза писателей России, уроженец с.Тёплое Николай Митрофанов одно из своих стихотворений посвятил Кругловскому храму:                           

Кресту
Густеет вечернее небо,
Клубится позёмка окрест,
И как угасающий факел,
Над церковью светится крест.
                 
Задумчиво смотрит с вершины
На избы, стоящие в ряд,
На окна, что спрятались в иней,
Людей, что куда-то спешат.
Во взгляде его молчаливом
Мне видится прошлая Русь,
Когда бубенцы переливом
Звенящую сыпали грусть.
Под скач лихо взнузданной тройки
Летевшей, как птица, вперёд,
Ямщик своим голосом звонким
Сгонял с тракта праздный народ.
           
Когда над привольным раздольем
Ликующий плыл благовест,
Сиял позолотой червонной
Над церковью новенький крест.
И люди глаза поднимали,
И шапки снимали, крестясь.
И тихо молитвы шептали,
Всевышнему сердцем молясь.
             
А церковь учила смиренью,
С любовью для ближнего жить…
Всё в мире подвластно старенью.
И это нельзя изменить.
           
И крест потускнел- это годы
Смели позолоту с лучей.
И церковь уже для народа
Своих не откроет дверей.
Всё в прошлом… Село опустело,
И прежний утратило вид.
С годами сужалось, старело,
И в праздник никто не звонит.
Хоть верится, жизни невзгоды
Его обойдут стороной,
Пока возвышается гордо
Над церковью крест тот резной.
Лучей его серых каёмка
В пурпурный окрасилась цвет…
В седеющем поле позёмка
Извилистый бросила след.

Великолепна была и роспись внутренних стен, на которых написаны священные картины византийского письма. Фрагменты некоторых росписей сохранились до настоящего времени.

Без кровли, обезглавленный со значительными обрушениями карнизов, храм и в настоящее время поражает своим величием и красотой форм, искусством мастеров и зодчих XIX века. В конце 1890-х годов старостой храма состоял сын А.С. Хомякова Николай Алексеевич, будущий председатель III Государственной думы.

Решением Липецкого облисполкома № 874 от 2 ноября 1971года

Христорождественская  церковь поставлена под охрану Государства.

   С момента закрытия в 1934г. никаких работ по консервации и реставрации храма не велось.

                        Материалы из книги «Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой

                        епархии». Данковский район. Авторы Клоков А.Ю., Найдёнов А.А.

        В настоящее время разрабатывается проект с участием государства по восстановлению этого великолепного памятника церковного зодчества.

СЕЛУ ТЁПЛОЕ

Родное Тёплое… Заросшие дворы,
Ивняк в оврагах, мальвы средь крапивы,
И редкий-редкий голос детворы,
Со стороны – село без перспективы.
А я не верю, знаю наперёд,
И это доказать совсем несложно:
Есть у села особый дух, его народ
Обидеть и унизить невозможно.
 
Здесь все за одного, от стара до мала.
И недруги селом не раз бывали биты.
В окрестностях не зря глаголала молва:
«Не трогать лучше тёпловских «бандитов»!
 
А как прекрасен тучный чернозем,
Размах садов, простор полей без края.
И зеркала прудов, закаты, что огнем
На небе полыхают, не сгорая.
 
Нет, Тёплому в забвенье – не уйти!
В его окрестностях вся Русь
единым братством
Гнёт бросила, чтоб на своём пути
Стать сильным и великим государством!
                                   
Николай Митрофанов  -   житель с.Тёплое 
Член Союза писателей России
2006 год